23 ноября, 2021, 12:05

Культура отмены: как Беглов борется с несуществующей «депутатской поправкой»

Культура отмены: как Беглов борется с несуществующей «депутатской поправкой»
Культура отмены: как Беглов борется с несуществующей «депутатской поправкой»
Фото: © Администрация Санкт‑Петербурга

Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов пытается заработать дополнительные политические очки и поднять свою репутацию за счет инициативы об отмене так называемой «коррупционной депутатской поправки». Однако формально она уже была отменена Законом «О бюджетном процессе в Санкт-Петербурге» в 2005 году.

В медиаполе Петербурга продолжают тиражироваться новости об отмене «депутатской поправки», которую неоднократно называли «коррупционным» инструментом в руках парламентариев. Так, в одном из недавних материалов издания «Фонтанка» говорится о том, что члены Законодательного собрания Северной столицы впервые более чем за 20 лет якобы «не получат ту самую депутатскую поправку». При этом решение об ее отмене журналисты преподносят как заслугу губернатора Александра Беглова, заявившего после парламентских выборов в сентябре, что новый состав городского ЗакСа должен отказаться от возможности использования данного инструмента.

«Я думаю, что мы с депутатами решим главный вопрос. Это депутатские поправки. Их не должно быть, по большому счету. И первым моим вопросом будет отмена депутатских поправок»,

подчеркнул глава региона.

Позже, выступая 27 октября в Мариинском дворце во время обсуждения бюджета на 2022 год, Беглов ответил на вопрос парламентария Дмитрия Павлова о будущем «депутатской поправки», назвав ее «неправильной», так как миллиарды бюджетных денег в рамках этого механизма распределялись неравномерно.

«Я считаю, что она неправильная. Это народные деньги, не должно быть каких-то лоббирований. У кого-то это лучше получается, у кого-то хуже. Около 10 миллиардов рублей ежегодно, которые распределялись депутатами, они — давайте честно говорить, — распределялись неравномерно. Кто-то вообще не получал. Вот так взять, принять решение — эти 10 миллиардов мы сами, это неправильно»,

заявил Беглов.

Однако такое настойчивое фокусирование губернатора на «депутатской поправке» и необходимости ее отмены может носить характер популизма и оказаться попыткой выдать желаемое за действительное. А журналисты, заполняющие новостное пространство соответствующими публикациями, по всей видимости, просто не углублялись в изучение вопроса функционирования этого «коррупционного» инструмента. Чтобы понять принцип действия и применения «депутатской поправки», а также почему господин Беглов не может ее отменить, необходимо обратиться к законодательной базе города.

Это было в те года…

Главное – следует понимать, что формально «коррупционной депутатской поправки» не существует. Этот термин появился исключительно благодаря журналистским «расследованиям» и ошибочным интерпретациям, тогда как юридически поправки в бюджет рассматриваются ежегодно на втором чтении, а их инициаторами могут выступать депутаты Законодательного собрания, парламентские фракции, комиссии и комитеты Заксобрания, а также сам губернатор.

Изначально принцип работы «депутатской поправки» был сформулирован Законом от 27 ноября 1996 года № 152-50 «О резервном фонде бюджета Санкт-Петербурга». В документе было прописано, что городская администрация ежегодно при разработке проекта бюджета на соответствующий финансовый год предусматривает расходы в размере 3% от их общего объема для образования резервного фонда.

«Направления расходования двух третей объема средств резервного фонда [2%] определяются Законодательным Собранием Санкт-Петербурга при рассмотрении проекта бюджета Санкт-Петербурга во втором чтении путем подачи поправок депутатами Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в порядке, установленном настоящим Законом»,

говорится в тексте документа.

Именно так появились те самые 2% бюджетных средств, которые петербургские парламентарии были в праве распределять по своему усмотрению. Впоследствии, во многом благодаря журналистам, «депутатская поправка» приобрела репутацию коррупционного инструмента, используемого отдельными членами Заксобрания для личного обогащения вплоть до настоящего времени.

Однако уже в 2005 году процесс распределения резервного фонда бюджета города был изменен. На основании Закона от 26 декабря 2005 года № 666-102 «О бюджетном процессе в Санкт-Петербурге» порядок расходования средств резервных фондов определяется Правительством Санкт-Петербурга, а не депутатами Законодательного собрания. Это означает, что «депутатская поправка» в том виде, в котором ее преподносят отдельные СМИ и сам губернатор Беглов, не существует уже более 15 лет, как не существует ее «равного распределения» между парламентариями и пресловутых 2%.

Без депутатских поправок

После того, как закон о резервном фонде утратил свою силу, 2% бюджетных средств продолжали реализовываться депутатами, но это носило неформальный характер. Фактически Смольный изначально закладывал в бюджет завышенные расходы на те или иные цели, а депутаты при внесении поправок ко второму чтению перераспределяли получившуюся разницу по своему усмотрению.

Формально же процесс внесения изменений в проект городского бюджета сохранился и продолжает функционировать, а у депутатов и сегодня есть возможность «изъять» часть средств из любой статьи расходов – на работу того или иного комитета, реализацию проекта или нужды районов – и перенаправить их на другую. Важно то, что данный процесс невозможно отменить, ведь внесение поправок в законопроекты является основной функцией городского парламента.

Стоит отметить, что по итогам второго чтения проекта бюджета Санкт-Петербурга на 2022 год и плановый период 2023 и 2024 годов были приняты только губернаторские поправки, благодаря которым дефицит городского бюджета увеличился почти в два раза – с 43,8 млрд до 80,7 млрд рублей. Согласно изменениям, планируется дополнительно направить средства на различные нужды города – от мер социальной поддержки и подвижного состава электротранспорта, до ремонта стадионов и развития особой экономической зона. 13 предложений, внесенные парламентариями, не прошли.

Может, все было наоборот?

Таким образом, процесс внесения поправок был изначально и остается до сих пор лишь инструментом формирования городского бюджета, который потенциально возможно использовать в целях реализации коррупционных схем. До сентябрьских выборов, когда Заксобрание Петербурга под руководством Вячеслава Макарова находилось в постоянной конфронтации с городской администрацией, этот механизм распределения находился под полным контролем парламента при содействии лояльных «полковнику» чиновников или муниципалитетов. С помощью «депутатской поправки» Макаров добивался расположения парламентариев и усиливал свое влияние. Но после его ухода в Государственную Думу и формирования аппаратом Беглова лояльного Смольному состава ЗакСа данный инструмент фактически перешел в руки губернатора.

Отдельно отметим, что полномочия законодательного органа субъекта Российской Федерации по рассмотрению, утверждению и корректировке бюджета закреплено в ст. 8 и ст. 153 Бюджетного кодекса РФ. Следовательно, заявляя об отмене «депутатской поправки», не существующей с 2005 года, Александр Беглов либо демонстрирует незнание как федеральных законов, так и правовых актов вверенного ему региона, либо пытается «играть на публику», чтобы получить дополнительные политические очки, поднять репутацию и сохранить лояльность парламентариев. Возможно, Беглов также хочет скрыть переход контроля над продолжающим функционировать механизмом внесения бюджетных поправок от парламента к правительству города и, соответственно, под его личное влияние.

Отменить же «поправку» по факту невозможно, потому что нельзя запретить депутатам вносить изменения в законы. Можно отменить неформальные договоренности между исполнительной и законодательной властью города, предоставляющие парламентариям возможность распределять часть бюджета по своему усмотрению. Но в таком случае депутаты могут начать доскональное изучение остальной части бюджета и перестать быть лояльными, что Смольному невыгодно. Поэтому Беглову остается лишь публично заявлять о якобы отмене «депутатской поправки», сохранив таким образом расположение ЗакСа. Наиболее вероятно, что данный инструмент лояльности сохранится, но с незначительными «косметическими изменениями», и вместо анонимных поправок депутатских фракций изменения в бюджет будет вносить губернатор.

ЧИТАЙТЕ LENNEWS В:


  • Запись о регистрации информационного агентства:
    ИА № ФС 77 - 74985 выдано Роскомнадзором 19.02.2019г.
  • Учредитель:
    ООО «ЛАЙВ24», ИНН 4632247680
  • Главный редактор:
    Новиков Михаил Владимирович
  • Адрес электронной почты редакции:
    info@lennews.ru
  • Телефон редакции:
    +7 (4712) 55-10-24

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа»,«Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры»,«Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля», АУЕ. Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Организации, СМИ и физические лица, признанные в России иностранными агентами: «Альянс врачей», «Лига Избирателей», «Фонд борьбы с коррупцией», «В защиту прав заключенных», ИАЦ «Сова», «Аналитический Центр Юрия Левады», «Мемориал», «Открытый Петербург», «Открытая Россия», «Гуманитарное действие», «Феникс плюс», «Агора», «Голос», «Комитет Солдатских матерей», «Женское достоинство», «Голос Америки», «Кавказ.Реалии», «Радио Свобода»,  «Медуза»,  «ФБК», Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна и т.д.

В издании LENNEWS размещены материалы информационного агентства LIVE24.

© 2021 LENNEWS